тел.  +7 (917) 524-44-79 E-mail: sochil@mail.ru

Сорбенты для биохроматографии

Для этого достаточно изменить методику анализа емкости. К примеру, если измерять емкость сорбента путем его наложения на поверхность углеводородов, затем изъятия и взвешивания полученной массы за минусом массы сорбента и с учетом потери части углеводородов за счет гравитации, то мы получим емкость 0,6. Если же тот же сорбент взвесить и разместить в емкости с нефтью и затем взвесить емкость за вычетом массы самой емкости, то мы получим показатель 40. Подвох заключается в том, что эта емкость всего лишь демонстрирует прозорность сорбента, что дает преимущества сыпучим, или компанудным сорбентам. В итоге потребитель получает сорбент с завышенной емкостью, которую невозможно отследить по факту проведения работ так, как в данном случае сорбент рассыпается по поверхности разлива и извлекается лопатами. Какой процент поглощенной нефти был извлечен, а какой удалось собрать лопатами, без участия сорбента в данном случае определить невозможно. Лишь показатель донных отложений, или глубины загрязнения почвогрунта способны показать действительные данные по емкости сорбента.

В итоге, потребитель несет огромные издержки на покупку, казалось бы, недорогого, но эффективного сорбента и на рекультивации нарушенных земель, или ликвидации донных отложений.

Не менее опасной тенденцией становится повальное увлечение био деструкторами. Безусловно, сорбент, который позволяет утилизировать видимое загрязнение без особых усилий — это великое дело. Но что, же происходит в действительности?

Большинство специалистов, химиков понимают, что для эффективного окисления нефти нужны до нескольких десятков адаптированных к специальным географическим и климатическим условиям бактерий. Как известно, разработка столь широкого спектра бактерий требует особых лабораторных и технологических условий. Очевидно, что в России лабораторий такого уровня просто нет, да и не может быть так, как продукция, которая в них бы производилась не смогла бы окупить столь внушительных затрат включая и расходы на дорогостоящее оборудование. В результате, некоторые компании ограничились разработкой нескольких штаммов бактерий в имеющихся у них условиях и на той базе, которая позволяет получить ресурсный базис на основе ограниченных внешних факторов. Для обеспечения работы собственных деструкторов некоторые лаборатории вынуждены направлять своих специалистов на место проведение работ с целью подготовки деструкторов к условиям их применения. В итоге, в сложных климатических условиях России деструкторы не дают эффекта. При этом важно понимать и опасность деструкторов. Любой химик понимает, что нефть это не один химический элемент, а союз более 1000 наименований всевозможных химических соединений. Очевидно, что окисление такого спектра опасных соединений одним, или несколькими десятками бактерий в принципе невозможно. Это знают многие эксперты, но в условиях экономических интересов предпочитают об этом умалчивать. До сегодняшнего дня полностью не изучено влияние кислой среды на экосистему водоемов и почвогрунт. Мы не знаем и не можем знать точного набора вредных химических соединений, которые образуются после деструкции так, как каждая марка нефти имеет отличия и даже одна марка может отличаться в зависимости от того, в каком месте она добыта. Единственное, что можно наблюдать, так это исчезновение черного пятна. Это великолепный бизнес ход, мы не видим проблемы и соглашаемся, что она исчерпана. Точно также можно говорить о серной кислоте, которая прозрачна, мы ее не наблюдаем явно и внешне она может напоминать воду, а значит, нет необходимости беспокоиться о ее разливе. Очевидно, что деструкторы требуют жестких рамок для применения с обязательным анализом результатов деструкции и введением дополнительных химических соединений после деструкции для обезвреживания образующихся при деструкции загрязнителей. Безусловно, это очень дорого, но иного пути у нас нет, если речь идет о биосорбентах.

Не менее яркой тенденцией является стремление некоторых производителей объединить показатели емкости сорбента с учетом его регенерации. Вероятно это правильный ход так, как западные компании уже давно делают именно так. Опасно лишь то, что не все производители представляют информацию о емкости с учетом регенерации и значит, потребитель опять не может знать истинной емкости сорбента.

Еще одним модным методом по увеличению рентабельности производства сорбентов стало стремление производителей соединять несколько наименований сырья в один компанудный сорбент. Как правило, в данном случае производитель стремится увеличить долю дешевого сырья в компануде и этим снизить собственные затраты. В итоге на рынке появились синтетические сорбенты с содержанием извести, песка, гипса, угля, графита и т. д. И тут опять возникает скрытый дисбаланс интересов. Дело в том, что в случае, если мы имеем дело с компанудом, то нужно точно знать поведение всех сырьевых частей этого компануда с нефтью, их химическая активность, степень опасности каждого элемента компануда для окружающей среды. Редко, когда этот анализ производится и в итоге, мы получаем лишь одну сторону, которая может пострадать — это потребитель сорбента. Возможно, потребители не всегда ощущают собственные риски, но в момент переориентировки аналитики из сферы наличия сорбентов в АЗСН и их эксплуатации в сферу анализа результатов применения, проблема рисков для потребителей существенно возрастает.

Особо стоит отметить стремление некоторых экологов ставить в приоритет горючесть сорбента. Но при этом нужно понимать, что если возникает пожар и нефть горит, то ее нужно немедленно тушить и лучше для этого применять соответствующие средства (песок, огнетушители), а не сорбент с ценой от 250 руб./кг до 9000 руб./кг. А вот что нужно оценивать, так это проводимость электричества, ведь именно эта характеристика может стать причиной воспламенения нефти.